О Церкви

  • Церковь есть ковчег спасения, где Духом Святым мы приобщаемся Христу и живем жизнью Божией.
  • Церковь имеет своей Главою Господа Христа — Он стяжал Себе ее честною Своею Кровию.
  • Церковь есть жилище и пребывалище Святого Духа.
  • в Церкви человек сподобляется богообщения, приходит к Отцу, говоря словами Евангелия (см. Ин. 14:6).
  • Церковь не ограничивается личным спасением каждого, но объединяет всех спасенных и спасающихся в духовное единство в любви — в Тело Христово.
  • Церковь не заканчивается здесь, на земле, но простирается в вечность, в Царство Небесное.
  • Церковь и есть это Царство, предначинаемое на земле. Церковь — конечная цель и завершение домостроительства нашего спасения.

Святитель Феофан говорит, что есть две стихии, питающие Церковь Божию, – Слово Божие и Таинства. Слово Божие есть Священное Писание, в особенности Нового Завета; Таинства есть то непосредственное прикосновение человеческой души Богу, когда Духом Святым человеку усвояются спасительные плоды Боговоплощения, т. е. когда Бог не только со-вне влияет на нашу жизнь, научая нас своей истине, запечатленной в Священном Писании, но и Сам входит внутрь нас.

Таинства и Священное Писание — основа жизни Церкви; существует еще Священное Предание. Оно есть прежде всего образ совершения Таинств, далее, толкование Священного Писания. Из первого вытекает дисциплинарно-канонические и литургические основы Церкви, из второго – догматическое и нравственное церковное учение. И все это дается человеку не как некая доктрина, а как вспомоществование для духовной жизни.

Многие люди не осознают необходимости Церкви для спасения. «Я верую в Бога внутри себя; зачем еще нужны все эти Таинства, обряды, догмы и прочее?» — задают очень часто такие вопросы. Здесь нужно сказать вот что. Необходимость Церкви для спасения есть не человеческая выдумка, а установление Божие. Почему Бог так установил? Такие вопросы бессмысленны. Мы дознали и ниже еще убедимся из Священного Писания, что Бог именно так благоволил устроить дело нашего спасения, а не иначе; это — самое твердое основание нашего убеждения в необходимости Церкви. Но и здравое рассуждение подтверждает нам это.

Говорят еще: «Мне не нужен посредник в отношениях с Богом». Но это непонимание смысла Церкви. Церковь — не посредник (действительно, между человеком и Богом посредников нет), а воплощенное домостроительство спасения в действии. Это всё равно что сказать: тело — посредник между человеком и движением. Человек, вставший на путь спасения, всеми фибрами души ощущает, даже без рассудочных выкладок, необходимость Церкви для спасения и великую благотворность так называемой «связанности» себя церковными установлениями. Вот что можно сказать по поводу этого распространенного мнения о «ненужности» Церкви.

Существует катехизическое определение Церкви. Вот оно: «Церковь есть от Бога установленное общество верующих во Христа, соединенное Словом Божиим, священноначалием и таинствами, под невидимым управлением Самого Господа и Духа Божия, для вечной жизни и спасения» (Православная Богословская Энциклопедия. Ст. 2329). «Церковь» — слово греческое, означает «собрание». Это определение несколько формально. Мы видели из Священного Писания, что Церковь — это не просто общество верующих, но органическое единство их, Тело Христово. С другой же стороны, в Церкви главное — спасение каждой личности, или, иными словами, в Церкви человек прежде всего реально, онтологически соединяется с Богочеловечеством Христа, Его воскресшей природой. Вот эта сторона не отмечена в катехизическом определении. Между тем Церковь органично и сбалансированно объединяет эти вещи в единство: личное богообщение и личное спасение — и общение в духе и любви с другими, спасающимися и уже спасенными христианами. Если что–то из этих двух сторон христианской жизни выпячивать или, наоборот, умалять, то исказится правильный строй духовной жизни. Понимание этого момента очень важно, чтобы избежать перекосов.

 

Еще четыре определения Церкви дает наш православный Символ веры.

По-церковнославянски

По-русски

1. Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. 1. Верую в единого Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого.
2. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божиия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша. 2. И в единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного, рожденного от Отца прежде всех веков: Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, одного существа с Отцом, Им же все сотворено.
3. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. 3. Ради нас людей и ради нашего спасения сшедшего с небес, и принявшего плоть от Духа Святого и Марии Девы, и ставшего человеком.
4. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. 4. Распятого же за нас при Понтийском Пилате, и страдавшего, и погребенного.
5. И воскресшаго в третий день по Писанием. 5. И воскресшего в третий день согласно Писаниям.
6. И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. 6. И восшедшего на небеса, и сидящего по правую сторону Отца.
7. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. 7. И снова грядущего со славою, чтобы судить живых и мертвых, Его же Царству не будет конца.
8. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. 8. И в Духа Святого, Господа, дающего жизнь, от Отца исходящего, с Отцом и Сыном сопокланяемого и прославляемого, говорившего через пророков.
9. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. 9. В единую святую, соборную и апостольскую Церковь.
10. Исповедую едино крещение во оставление грехов. 10. Признаю одно крещение для прощения грехов.
11. Чаю воскресения мертвых, 11. Ожидаю воскресения мертвых,
12. и жизни будущаго века. Аминь. 12. и жизни будущего века. Аминь (истинно так).

 

Церковь Единая. Это значит: 1) Церковь едина единством веры — т. е. Церковь всегда и везде содержит определенное и неизменяемое, всегда одно и то же догматическое учение; Церковь едина единством нравственного учения и единством духовного опыта; Церковь едина единством устроения своей жизни в основах канонического и литургического строя. То есть: мы веруем, устрояем свою церковную жизнь и живем духовной христианской жизнью в своих основах (это важно: не во всем объеме, а именно в основах) так же, как и Церковь XV, X, VI, II веков. Формы жизни Церкви (внешние) меняются, а основы незыблемы. Из этого истекает — 2) временное единство Церкви: на всем протяжении истории она одна и та же, к Единой Церкви принадлежат люди всех времен; 3) пространственное единство — Церковь едина в любом уголке земного шара; хотя есть различие во внешнем, но суть Церкви и устроение ее одно. Православная Церковь, мы знаем, существует в виде самостоятельных Поместных Церквей; самостоятельность их исключительно административная, внешняя, никак не нарушающая единства веры, священнодействий, духовного опыта. 4) Наконец, это единство духовное: это единство земной, воинствующей, и Небесной, торжествующей, Церкви; в силу этого мы молимся святым, получаем их скорую помощь, а также поминаем усопших, а они, кто имеет дерзновение, в свою очередь молятся за нас. Единство Церкви имеет выражение в евхаристическом общении христиан, то есть общении в Таинствах. Грех против единства Церкви свидетельствуется прерыванием евхаристического общения.

Церковь Святая. Часто люди внешние ждут от членов Церкви немедленной и абсолютной святости и, столкнувшись с церковной действительностью, разочаровываются, говоря: что же, вы должны быть святыми, а вы — такие же, как мы, а то и еще хуже. Получается: Церковь святая, а мы — грешные: как это увязать? Здесь нужно разобраться. Церковь свята тем, что она — источник освящения. Церковь свята прежде всего своею Главою — Господом Иисусом Христом. Церковь свята живущим в ней Св. Духом. Церковь свята своим единством с Небесной Церковью. Свята Церковь своею целью, призванием, назначением. Свята Церковь всем своим устройством.

Мы же с вами, члены Церкви, призваны к святости. Святость наша — обязательна для нас; ап. Павел называет всех членов Церкви «святыми»; но она — наше задание, наша цель, наше дело, над которым мы должны трудиться, — но еще не наше неотъемлемое достояние. Святость требует постоянной борьбы ради себя — поэтому наша земная Церковь называется Церковью воинствующей. Все святые, мы видим из их житий, подвизались до последней минуты своей жизни. Мы именно подвизаемся за святость, стяжаваем ее. Причем нужно различать святость в собственном смысле слова и особые дары Божий, которые были присущи избранным угодникам Божиим, как–то: чудотворение, прозорливость и проч. Эти дары — особое, промыслительное благодеяние Божие: к ним, конечно, нелепо стремиться и их искать; но, к сожалению, под святостью часто понимаются исключительно они. Но это вовсе не так. Святость — это пребывание в человеке Святого Духа, приобщение человека Святому Духу; это — мирное, радостное, бодрое, ясное и крепкое верой и делами христианское состояние души. К этому безусловно призваны все мы, и если христианин, хоть в малой степени, не имеет в себе этого духовного состояния, ему нужно весьма побеспокоиться о своей духовной христианской жизни. Такое состояние не особо заметно со–вне, оно — достояние внутреннего человека; внешние его не видят и не понимают. Человек, подвизаясь за это христианское устроение, бывает, и заблуждается, и ошибается, и падает; это — очень замечается внешними людьми, а сам подвиг незаметен для них.

Но, с другой стороны, когда говорится, что Церковь свята, то под Церковью имеется в виду не что–то абстрактное, не взятые отдельно сами по себе формы церковные, а — мы, члены Церкви. И поскольку мы члены Церкви, постольку мы святы, то есть — приобщены Святому Духу. Другое дело, что мы можем ежедневно, совершая грех, отпадать от Церкви. Когда мы согрешаем, общение наше с Богом пресекается, и тем самым мы отпадаем от Церкви; но через покаяние опять возвращаемся в лоно ее. Поэтому в Таинстве Покаяния Церковь молится Богу: «Примири и соедини его (кающегося) святей Твоей Церкви». Любой грех, следовательно, ставит человека вне Церкви. То есть — Церковь всегда свята — и в нас, когда мы не грешим, и когда, согрешив, каемся; а нераскаянный грешник находится вне Церкви, какое бы положение он в ней ни занимал, каким бы саном ни был отмечен, — хотя Церковь, в надежде на его покаяние и возвращение в свое лоно, не объявляет этого формально и официально, но с терпением ждет, вплоть до последнего его издыхания, и молится о нем. Есть члены Церкви действительные — это христиане, живущие церковной жизнью; а есть члены Церкви формальные — крещеные, например в детстве, или даже работающие в Церкви, но дело спасения не содевающие. Таковые вне Церкви, хоть формально и принадлежат ей, и Церковь молится за них, ожидая их покаяния. Таким образом, Церковь всегда остается святой; только мы — то принадлежим ей, и тогда и мы святы, — то отпадаем от нее, и тогда чужды святости.

Церковь Соборная. Словом «соборная» переведено греческое слово «кафолическая», — т. е. вселенская, обнимающая собою всех людей всех времен и народов, не ограниченная пространством и временем. Эта вселенскость Церкви вытекает из ее свойства — единства, о чем мы уже сказали. Но соборность имеет еще вот какое значение: все решения в Церкви, сколько–нибудь важные, принимаются соборно, т. е. не чьим–то единоличным распоряжением, а обще, в духе любви, сообразно с учением, содержимым Церковью. Единственный Глава Церкви — Господь Иисус Христос; Он построил Свою Церковь на основании, которым явились Апостолы; не один какой–то Апостол (как считают латиняне), а именно все Апостолы и их преемники — епископы; и теперь вся власть в Церкви принадлежит собору этой Церкви, прежде всего — собору епископов, а не какому–то одному, пусть даже и самому уважаемому епископу.

Этот принцип власти мы видим в Церкви с самого начала ее бытия: уже в книге Деяний апостольских мы читаем, что решение о вхождении язычников в Церковь принято Собором Апостолов (гл. 15). Так и продолжается в Церкви до сего дня. Высший авторитет для нас — Вселенский Собор, т. е. собрание епископов всех Поместных Церквей. Таким образом, соборность — это принцип жизни Церкви, принцип принятия решений. Его суть — единодушие, единомыслие во Христе. Еще: вселенскость Церкви — то, что она несводима к национальным и социально–культурным формам; хотя Церковь и облекается в них, но она и по сути, и по своему самосознанию выше их — вселенская.

Церковь Апостольская. Господь основал Свою Церковь через св. Апостолов; ими она получила свое устроение в основах — догматических, нравственных, канонических, литургических. И Церковь остается Церковью, только когда она восходит к Апостолам. Это значит, во–первых, апостольское преемство в Таинстве Священства. Апостолы, просвещая светом Христовым вселенную, везде оставляли своих преемников — епископов, продолжающих апостольское служение; епископы, отходя в жизнь вечную, также оставляли после себя преемников; и так, друг–другоприимательно, апостольская благодать священства пребывает в Церкви до сего дня. Во–вторых, в Церкви все должно возводиться к апостольскому авторитету. Догматический ли, нравственный ли, канонический, литургический — любой вопрос в Церкви должен быть поверяем и возводим к Апостолам: так ли учили, так ли установили Апостолы? Если то или иное явление коренится в апостольских установлениях — а их мы узнаем из Священного Писания Нового Завета и Священного Предания Церкви, — то оно церковно; а если нет — значит, к Церкви оно имеет опосредованное, а может быть, и враждебное отношение. Это очень важно. Многие воспринимают Церковь как, например, святоотеческую, или Богородичную, или мистически–чудесную, или державнообразующую, или еще какую–нибудь; но она Апостольская, и только таковая и есть Церковь.

Церковь на земле выполняет исключительно одну, единственную задачу: Церковь спасает людей, соединяет их со Христом. Причем спасает и приобщает Христу не абстрактные народы, нации, государства — а личности, каждого захотевшего этого человека, индивидуально. Все, следовательно, проявления Церкви в оформлении, в действовании ее преследуют только эту цель. Больше ничем Церковь не является и не занимается. Она может прикасаться и обнимать собою любое явление: культурное, социальное, национальное и прочие, — но в них она ищет, как бы спасти людей, привести их ко Христу. Только то, что соответствует этому критерию, может считаться собственно церковным; и наоборот, если то или иное выдающее себя за «церковное» явление не отвечает этому критерию — оно к Церкви отношения не имеет, пусть даже это некая укрепившаяся идеологема, почитаемая многими как «подлинно церковная».

Церковь есть Божественное установление, она вечна и неизменна, но вместе с тем историческое бытие она проходит на земле, и поэтому она неизбежно облекается в те или иные внешние социальные, национальные и культурно–бытовые формы; но ошибка — полагать в этих формах суть Церкви, нечто необходимое, неотъемлемое по существу для нее. Для Церкви эти формы — лишь внешние соприкосновенности; Церковь к этим явлениям не сводится и ими не является. Нужно быть очень аккуратным, рассуждая с церковных позиций о патриотизме, национальном самосознании, формах государственного и общественного устройства и т. п., чтобы ими не подменить собственно церковное сознание, не мифологизировать, не профанировать его.

Духовная церковная жизнь подкрепляется непрестанным богообщением в Таинствах и всех церковных чинах, непрестанным же общением со всеми спасающимися и спасенными христианами — общением не в смысле внешнем, типа болтовни, но внутренним, глубоким, молитвенным, подлинным и истинным общением в Духе и в любви. И жизнь эта, как уже я сказал, сложна. Сам Господь говорит, что она есть — иго и бремя (см. Мф. 11:30); что путь этот — узок и тесен, и даже что многие поищут войти тем путем, — т. е. будут искать путь спасения, — и не возмогут (см. Лк. 13:24). Итак, для жизни в Церкви нужен тяжкий труд, причем нужно очень хорошо понимать, как и на что этот труд должен быть направлен.

 


 

Таинства

Таинства Православной Церкви — это не человеческие изобретения, все они были установлены Самим Господом, все они имеют основания в Священном Писании.

 

 

Таинство Крещения

Суть: Человек вступает в Церковь, получает новое, духовное рождение. Пока человек не крестился, он полностью остается под властью первородного греха, но в крещении меняется способ бытия человека. Он соединяется со Христом и преодолевает зависимость от первородного греха. Не приняв таинство Крещения, человек не может принимать других церковных таинств. Совершаться оно может лишь один раз, в Символе веры об этом сказано: «Верую во едино крещение во оставление грехов».

Библейские основания: Таинство установлено Иисусом Христом. В Евангелии от Иоанна сказано: Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие (Ин 3:5). Он Сам крестился от Иоанна Крестителя (Мф 3:15-16) и после Своего воскресения послал учеников проповедовать и крестить: Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа (Мф 28:19).

История: В апостольские времена людей крестили сразу, практически без подготовки. Затем, со II века, установилась практика катехизации, подготовки взрослых людей к крещению (которое совершалось дважды в год, на Рождество и на Пасху). Как отдельное богослужение обряд Крещения сложился позднее.

 

Таинство Миропомазания

Суть: Крестившемуся человеку через помазание священным миром даются силы для преодоления греха и жизни по заповедям.

Библейские основания: Таинство Миропомазания имеет основание в Евангелии: В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен (Ин 7:37-39), а также в апостольских посланиях: Впрочем, вы имеете помазание от Святаго и знаете все (1 Ин 2:20), Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог (2 Кор 1:21).

История: Совершать это таинство сразу после Крещения постановил Лаодикийский Собор в 343 году по Р. Х.

 

 

Таинство Евхаристии (Причастие)

Суть: Приготовленные дары, хлеб и вино, по молитве Церкви становятся Телом и Кровью Иисуса Христа, и христиане, причащаясь этих Святых Даров, приобщаются ко Христу, причем не символически, не умозрительно, а реально.

Библейские основания: Таинство установлено самим Христом. В Евангелии от Иоанна Господь говорит: Ядущий Мою плоть и пиющий Мою Кровь, имеет Жизнь Вечную, и Я воскрешу его в последний день (Ин 6:54). Накануне Своей смерти на кресте Он совершил на Тайной вечере первую евхаристию и причастил Своих ближайших учеников (Мф 26:26).

История: После воскресения Христа эти ближайшие ученики — апостолы — пошли по всему миру проповедовать Благую Весть, основывали церковные общины, совершали сами таинство Евхаристии и заповедали совершать его поставленным ими епископам и священникам.

 

 

Таинство Исповеди (Покаяние)

Суть: Христианин устно или письменно в присутствии священника (который в данном случае является свидетелем приносимого Богу покаяния) кается в своих грехах и получает прощение от Господа.

Библейские основания: Практика исповеди имеет ветхозаветные истоки (Суд 10:10; Пс 50; 1 Езд 9; Неем 1:6, 7; Дан 9: 4-19,
1 Цар 15:24-25 и др.). Иоанн Креститель исповедовал в грехах людей, приходивших к нему креститься
(Мф 3:6). Но главное, об этом в Евангелии прямо говорит Господь: Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин 20:21-23).

История: Регулярная исповедь возникла в ранней христианской Церкви. Изначально считалось, что исповедоваться следует только один раз в жизни, но впоследствии возобладало мнение, что это нужно делать регулярно.

 

Таинство Елеосвящения (Соборование)

Суть: При помазании тела больного человека специально освященным елеем на него призывается Благодать Божия, исцеляющая от телесных и душевных болезней и тех грехов, в которых человек не может покаяться по своей немощи.

Библейские основания: Таинство имеет основания в Новом Завете. Во-первых, это слова в Евангелии от Марка о том, что ученики Христа многих больных мазали маслом и исцеляли (Мк 6:13). Во-вторых, это слова из Послания апостола Иакова: Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему (Иак 5:14-15).

Важно знать: Таинство Елеосвящения, называемое в просторечии соборованием, по-разному стало пониматься у православных и у католиков. У католиков Елеосвящение называют «последним помазанием» и совершают только над смертельно больными людьми. В Православии же Соборование совершается не только в случае смертельной болезни. По традиции, собороваться полагается не чаще, чем раз в год.

 

 

Таинство Священства

Суть: Посвящение христианина в священный сан, наделяющее его властью совершать церковные таинства и обряды. Совершать это таинство могут только епископы как преемники апостолов. Посвящаемый во пресвитера (т. е. священника) человек получает благодать самому совершать таинства, но только по благословению правящего епископа. А при посвящении в епископа ставленник получает благодать не только совершать все таинства, но и посвящать других для совершения таинств — то есть получает всю полноту апостольской власти.

Библейские основания: Священство было установлено еще в Ветхом Завете (после Исхода из Египта). В Новом Завете, с одной стороны, утверждается, что все христиане в какой-то степени являются священниками (1 Пет 2:9), с другой, говорится о священниках как особом служении, как помощниках епископов (1 Тим 3:2, Тит 1:7; 1 Пет 2:25), говорится о возведении в священный сан посредством возложения рук.

История: Проповедуя Евангелие, апостолы создавали церковные общины, главой которых ставили епископов, а те рукополагали пресвитеров себе в помощь. Отсюда и понятие апостольского преемства: каждый священник получил рукоположение от епископа, тот в свою очередь от другого епископа — и так можно проследить всю цепочку рукоположений вплоть до I века, до апостолов.

 

 

Таинство Брака (Венчание)

Суть: Супруги, принявшие решение вступить в брак, чтобы связать воедино свои жизни в общем стремлении к Богу, получают на это благодатную помощь Божию, делающую их брак не временным, но вечным, переходящим в жизнь Царства Божьего.

Библейские основания: Брак — установление Божие: Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть (Быт 2:24). В Новом Завете Христос, повторяяя эти слова, добавляет: так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф 19:5-6).

История: Брак понимался как таинство еще апостолом Павлом (Еф 5:22-25, 31-32), но чинопоследование бракосочетания (венчание) сложилось уже в поздневизантийские времена (XI век). Император Алексий I Комнин в 1092 году издал закон об обязательности церковного венчания для желающих вступить в брак.